Русалка

Русалка

Северный ветер крепчал, срывая белую пену с островерхих волн. И, чем крепче становился ветер, тем спокойнее было на душе Уле, уходила вчерашняя злость, уступая место привычному чувству единства с этим ветром, волнами и серым северным небом. Крепкие руки рыбака уверенно держали штурвал небольшого судна, до блеска отполированный мозолистыми ладонями его отца и деда. Вчера Уле не на шутку разозлился из-за своего бывшего, теперь уже бывшего, напарника. Стин Петерсен был неплохим парнем, Уле знал его давно, с самого детства. Отец Стина однажды ушел в море, чтобы больше никогда не вернуться, как, впрочем, и дед и старший брат самого Уле. С тех пор за Стином и его сестренкой присматривала семья Уле - так было принято в маленьком рыбацком городке, ведь их дома стояли напротив. В свое время дед Стина точно так же помог встать на ноги отцу Уле: море часто забирало к себе рыбаков. Когда оно позвало к себе Акселя, старшего брата, Уле сказал Стину, что тот может выходить в море вместе с ним - старый бот Петерсенов уже давно тек по всем швам. И все было бы хорошо, если бы прошлой весной не угораздило Стина по уши влюбиться в красавицу Ингрид. Вот только полногрудая Ингрид не смотрела в его сторону: не приглянулся девушке широкоплечий, но небольшого росточка рыбак. И Стин решил утопить свое горе в крепком шнапсе. Пьянство не в чести было в их городке. Пили терпкий датский эль, а что покрепче - только по большим праздникам. Кто только не увещевал Стина, даже пастор говорил с ним - все без толку. А вчера Стин взял деньги, которые они отложили на покупку новой сети... Уле хотел было как следует избить своего напарника, но его уняли. Тогда он разбудил своего нового матроса - курда Али, нанятого накануне, и в ночь они вышли в море. Уле знал, что море уймет его злость, как могла бы унять любимая и любящая женщина. Да, Уле любил море - оно было для него всем. Хеле, его жена, сказала как-то в сердцах, что он женат на море. Наверное, это было так. Уле бросил взгляд на работающего на палубе Али и довольно улыбнулся. Вообще-то в городке недолюбливали чужаков. Многие, очень многие приезжали думая, что в богатой Дании не надо работать. Правительство платило им большие деньги, потому что в их странах шла война. Но эти деньги зарабатывал он, Уле и такие же рыбаки как он. Али был не из той породы. Он тоже был рыбаком из небольшой деревушки под Стамбулом. Много раз выводил он свой маленький бот навстречу теплым волнам южного моря - и он хорошо выдержал первое испытание сурового моря северного. Уле подумал, что скоро начнется шторм - и что, если они вернутся, Али будет хорошим помощником. - Пора выбирать сети, - крикнул он по-английски в открытое окно рубки. Али еще не очень хорошо понимал датский. Курд махнул рукой, дав понять, что понял капитана и подошел к лебедке. Уле слегка повернул штурвал и дал самый малый вперед, чтобы натянуть сеть. Будь море поспокойнее, он спустился бы на палубу, но сейчас усиливающийся ветер грозил развернуть суденышко, запутать и порвать сеть. Внизу мерно заработала основная лебедка. Уле повернулся, чтобы удостовериться справляется ли матрос с делом и в этот момент между серыми узлами сети мелькнуло что-то огненно-рыжее. Рыбак прищурился, но, как ни старался, не смог разглядеть, что запуталось в его сети. Опершись спиной о штурвал, он поднес к глазам бинокль - и от изумления застыл на месте: то был человек, женщина, несомненно - с невероятно огромной, спутавшейся копной рыжих волос. Уле готов был поклясться, что ни одного корабля не было в радиусе пяти миль от них. Человек, да еще без одежды, смог бы продержаться в такой воде минут десять, не больше. Значит, им придется иметь дело с покойницей: малоприятная перспектива; к тому же ни ему, ни курду не были симпатичны полицейские.
С другой стороны, оставить человека, пусть даже мертвого, не позволяла рыбацкая совесть: ведь на берегу плачут о нем. Если бы море хотело забрать его себе, оно не позволило бы телу попасть к ним в сети. Так подумал Уле и еще чертыхнулся про себя: правильно говорил ему чудак и астролог Финн - несчастливое сейчас время. Он хотел было крикнуть Али, чтобы тот остановил сеть, когда тело подтащит к кораблю, но следующее мгновение заставило его похолодеть и застыть от изумления и ужаса: утопленница пошевелилась. Нет, то не

Оцените эту историю

3.491665
Средняя оценка: 3.5 (всего 18 голоса/ов)
Твоя оценка: None

Истории, которые нравятся пользователям

1 ORDER BY RAND() limit 0, 12"; $result = db_query( $sql); while( $row = mysql_fetch_object( $result)) { print l( $row->title, 'node/' . $row->nid . ''); print "
"; } ?>